Творческое кредо доцента кафедры МГХПА имени С.Г. Строганова Елены ЧЕБУРАШКИНОЙ: дизайн — это прежде всего средство повышения конкурентоспособности, а уже затем искусство. Функциональность она внедряет повсюду, что бы ей ни доводилось оформлять: частный особняк, офис, детский сад. «Культура» расспросила художницу, как сделать нашу жизнь не только удобнее, но и красивее.

Культура: Насколько мне известно, Ваш самый яркий и социально значимый проект на сегодня — переустройство детских садиков. Им требуется какой-то особый дизайн?  
Чебурашкина: Более того, новое планировочное решение. Это была по-настоящему масштабная акция, участвовали все кафедры Строгановки: одни занимались декором стен, другие текстилем, третьи керамикой, а перед нами встала, наверное, самая сложная задача — реконструировать устаревшие здания серии 2МГ-04-3 — знаете, такие маленькие, двухэтажные, их более полутора сотен в Москве. 

Там было шесть неконтролируемых входов и выходов, полностью изолированных друг от друга. Они задумывались для того, чтобы дети и родители приходили только в свою группу, но на практике получилось неудобно для воспитателей, охранников, тех, кто разносит еду. Мы объединили пространство сквозным коридором первого этажа, сделали пандусы для детишек с ограниченными возможностями, надстроили по бокам дополнительные крылья, в одном — стометровый музыкальный зал, в другом — физкультурный. 

Самой большой проблемой оказалось интерьерное решение совмещенной групповой ячейки: 70-метровое помещение, рассчитанное на группу из 24 человек, целиком заставленное столиками и кроватями. Ребятам не то что негде играть, а даже некуда положить свои вещи — со стороны это выглядит так, будто малыши проводят целый день на мебельном складе. Даже современные многоярусные кровати не меняли ситуацию. Вот мы и разработали систему кроватей-подиумов «Гараж», позволяющую использовать всю полезную площадь во время игрового дня. Пространство делится на две части: одна обычная, на второй располагается подиум, куда убираются спальные места. Для ребят постарше есть четырехъярусная кровать-кубус, боковины которой используются в качестве лестниц для подъема на верхние ярусы. Наверху — вместительная ниша для игрушек. 

Еще один интересный концепт — мобильное рабочее место «Тяни-толкай», «растущая» парта, рассчитанная на ребенка от трех до шести лет. Оборудованный высокими боковинами передвижной Eggo-mobil создает иллюзию личного пространства. Устал от общества — спрячься в домик. Для детей, любящих рисовать, мы установили стационарные столики с рулонами: можно отматывать бумагу, создавать новые изображения, потом возвращаться к старым рисункам. А вокруг детские стульчики с романтическим названием «Бэтмен и Ангел». 

Культура: Прямо захотелось опять в детский сад... Каковы Ваши взрослые коллекции? Видела в мастерской очень стильный стул, похожий на скелет, из светлых деревянных ламелей, с черными ножками.  
Чебурашкина: Мои кумиры в дизайне — Чарльз и Рэй Имзы, американские мебельщики середины прошлого века. Они начинали во время Второй мировой войны, экспериментировали с гнутой клееной фанерой, причем гнули ее в нескольких плоскостях. В сороковые они сделали лонгетку для раненых солдат, партию заказал ВМФ США. А стул, о котором вы говорите, так и называется — Skelet-On. У него, помимо меня, еще три автора: Семен Лавданский, Кирилл Чебурашкин и профессор Евгений Матвеенко. «Фишка» в том, что этот стул очень эргономичный — все его элементы подвижные, и они повторяют движения вашего тела, а потом возвращаются на место, поскольку скреплены резиновыми демпферами. Как раз для тех, у кого сидячая работа. 

В принципе, подобных изобретений и у других дизайнеров куча. Может, видели офисный стул на деревянной раздвижной конструкции, закрепленной на шарнирах? У него отъезжают спинка и сидение. Выглядит это не очень привлекательно — его не то что не покупают, даже бесплатно не берут. Зато наш «скелетон» понравился, он и на международных выставках пользовался успехом — в Кельне, Милане. Его часто спрашивают, есть покупательский интерес. Стул входит в коллекцию офисной мебели Love Work Home, созданную мной совместно с Кириллом Чебурашкиным и Евгением Матвеенко. Идея — придать чопорным «конторским» гарнитурам легкость, живость, внести в них игровой момент, чтобы сотрудникам хотелось приходить на работу. Эдакая мебель с человеческим лицом. Материалы взяли соответствующие, «природные»: фанера под прозрачным лаком, крашеный МDF, брус. 

Из этой же линейки другая гордость нашей кафедры: капсульная микрокухня Lolo, три бело-желтых шкафчика на деревянных ножках, похожие на мультипликационного цыпленка, который бегал и пел: «Какое все красивое, какое небо синее». Автор проекта, наша студентка Таня Репина, провела «полевые» исследования в самых разных московских офисах и выяснила, что в любой организации, будь это креативная дизайн-студия или налоговая инспекция, всегда есть импровизированный «кофе-пойнт». Обычно это два сдвинутых угловых шкафа, на которые водружена микроволновка, вокруг коробки с печеньем-сладостями, внизу мусорка, забитая чайными пакетиками. Нам захотелось навести порядок — и родились «цыплята». Они на самом деле очень функциональны: в одном скрывается кулер, в другом — микроволновка и шкафчик для припасов, а третий, стоящий «вниз головой», — полочка для чайника и вешалка для чашек. 

Из той же серии магнитно-маркерная доска, которая раскладывается в стол для пинг-понга, и светильник-«груша» со встроенной розеткой. Благодаря длинному шнуру-ветке «груши» можно перемещать по комнате и подключать к ним ноутбук. На Миланском салоне в 2014 году все это пользовалось огромной популярностью, мы даже не ожидали такой реакции.

Культура: Столько всего интересного делается, но почему же мы не видим работ молодых российских дизайнеров в магазинах? Кругом одна IKEA.  
Чебурашкина: Мне часто говорят, давайте прогоним с рынка «Икею». А зачем? Скандинавский дизайн — один из лучших современных трендов, и он нам очень близок: у нас схожи и менталитет, и природа, и погодные условия. Материалы, которые они используют, как нельзя кстати: дерево, стекло, полимер. Другой вопрос, почему нашей мебели нет в магазинах... Мы над этим работаем. Хотя, конечно, создание прототипа и выпуск партии — далеко не одно и то же. 

Вещь можно выточить лобзиком хоть дома, хоть в аудитории, а для того, чтобы поставить товар на поток, нужны не только инвестиции, но и отличное знание технологий самими дизайнерами. Хороший художник должен уметь преодолевать пропасть между концептуальным, «бумажным», проектированием и реализацией предмета в материале, а затем выводе товара на рынок. Мы этому только учимся.

В конце марта в Кремле Владимир Путин вручал премии в области литературы и искусства за произведения для детей. Впервые в числе лауреатов оказалась представительница прикладной профессии — промышленный дизайнер.

«Мне, честно говоря, проще родить ещё пару детей, чем сказать речь на всю страну, — призналась Елена, выйдя к микрофону после награждения. — Но обязательно хочу сказать, Владимир Владимирович, спасибо большое, что, несмотря на массу других важных задач, вы не забываете про культуру. Огромное спасибо моему любящему мужу, моим терпеливым детям, маме и папе. Мама, папа, спасибо за то, что воспитали меня такой. Возможно, хотя бы теперь вы перестанете называть меня маленькой пигалицей».

Собственное производство в Ростове-на-Дону столешниц, раковин, подоконников из акрилового камня
© 2019 Pm mebel. Все права защищены.
Мы изготавливаем на заказ любую корпусную и встроенную мебель в Ростове-на-Дону по индивидуальным заказам. Будь то Шкафы-купе на заказ, кухни на заказ, раздвижные перегородки, мебель для ванной, гардеробные или детская мебель, а также офисная и торговая мебель и мебель для гостиниц и пансионатов. Радуем заказчиков низким уровнем цен и высоким уровнем сервиса.